ipad
Прокачка жизни в 10 раз дешевле, чем с коучем
Анализ сферы Деньги/Здоровье и план из 3 рабочих целей.

Сценарное решение. Пусть буду «Я» – «не Я»

Здравствуй мир! Я – в порядке, Ты – в порядке!

Как отмечал Эрик Эриксон, ребенок приходит в этот мир с позицией базового доверия, переживая ощущение своего единства с миром и мира – с ним. С точки зрения трансактного анализа это позиция «Я в порядке, Ты в порядке». Ее основа – биологическое единство матери и дитя, предполагающее, что мама безусловно откликнется на любую просьбу и потребность ребенка. Один из самых ярких примеров – кормление грудью, позволяющее матери и ребенку на время вновь стать одним целым, а малышу, в очередной раз, утвердиться в истинности выбранной базовой позиции.

Как «заметил» Клод Штайнер: «... Позиция базового доверия – это позиция Принца, которая естественна для очень маленького ребенка и новорожденного». Когда естественная связь матери с ребенком по какой-то причине обрывается и объем внимания, уделяемого ребенку уменьшается, он заменяет свою жизненную позицию альтернативной: «Я не в порядке» или «Ты не в порядке».

Именно на этом этапе маленький человек впервые предпринимает достаточно ощутимые усилия, чтобы справиться с новым для него неприятным ощущением, что в нем, в маме, или в них обоих что-то «сломалось», что он теперь никакой не Принц, а обыкновенная Лягушка.

Оставаться Принцем – значит продолжать испытывать дискомфорт и плыть против течения. Освободиться от дискомфорта – значит принять сценарное решение быть Лягушкой и уступить миру свои привилегии.

Если «Я – не в порядке» – что с этим делать?

Согласно Штайнеру, сценарное решение, «запускающее» тот или иной конкретный сценарий – это изменение ребенком своих первоначальных ожиданий в соответствии с требованиями и условиями окружающего мира и социума. Принимаемое им решение – это всегда отклик на собственное восприятие происходящего.

Родительские сценарии подавляют нашу естественность и принуждают вести себя так, как если бы мы не были сами собой. Поскольку истинных причин своих действий и поступков, скрывающихся в подсознательном человек не видит и не осознает, он выбирает для своей сценарной роли какой-нибудь подходящий «камуфляж». Это может быть любимый персонаж из сказки, комикса, кинофильма, телепередачи или безусловный авторитет из реальной жизни. Такое перевоплощение ребенок считает решением проблемы и принимает модель поведения своего героя на всю оставшуюся жизнь.

Пример: Мистер Сальватор сопоставляет себя с Иисусом Христом. Причину выбора такой нестандартной модели поведения следует искать в детстве, когда отец обвинил его в убийстве младшей сестры. Мотивы, которыми он руководствовался были ему неведомы, как и то, насколько серьезно он предъявил обвинение. Вместе с тем, маленький Сальватор должен был его себе как-то пояснить. Поскольку малыш воспитывался в семье католиков и уже подучил катехизис, он принял для себя сценарное решение: искупить свой «первородный грех» став праведником, как Иисус. Выбранная модель поведения в его представлении полностью заменяла ему собственную. В дальнейшем долгие годы он по три-четыре раза в день сравнивал себя с Иисусом, пытаясь уловить сходства и различия.

Персонаж, подобранный для имитации своего Я может существовать реально или в воображении. Так некто мистер N. идентифицировал себя с главой семейства, который умер когда мальчику исполнилось шесть лет. Образ, достойный подражания N. собрал по кусочкам из детских воспоминаний и рассказов матери. Мистер К. нашел для себя другого жизненного героя – вымышленного капитана Марвела из комиксов, чем-то похожего на бесчувственного робота.

Не располагая достаточной информацией, родители зачастую испытывают состояние шока наблюдая, как разворачивается во времени сценарий их ребенка. Рассчитывая на послушание они холодеют от ужаса, когда подрастающий отпрыск, руководствуясь их же запретами и предписаниями и принятым на тот момент сценарным решением переписывает свою повесть жизни так, как считает нужным и реализует свой сценарий так, как сам понимает.

Пример: Бадди – подросток 18 лет, решивший что ему «ничего и ни от кого не нужно». Любая попытка повлиять на ребенка используя свой родительский авторитет неизменно оканчивалась взрывной реакцией. Приступы гнева были совершенно неконтролируемы и с 14 лет Бадди время от времени госпитализировали. Беседуя с психотерапевтом он вспомнил, как в шесть лет гонял сестру по двору с ножом мясника, на что мать прореагировала словами: «Ты еще слишком мал, чтобы гоняться за сестрой по двору с ножом!». Маленький Бадди воспринял такое предписание буквально, выбрав его в качестве фундамента для основной модели поведения на годы вперед. Мать, не представляющая себе масштабов действия причинно-следственной связи между словами и их последствиями вставила в его сценарий сжатую пружину агрессии, которая со временем распрямилась.

Так, принимая в детстве вынужденное сценарное решение, мы признаем, что наши ожидания того, каков будет этот мир не соответствуют действительности, которую мы успели познать. Надежды, связанные с заботой, защитой, участием не оправдались и нам намного проще уступить реальности в своих правах и амбициях, чем идти против течения. Пусть буду «Я» – «не Я» – так проще, безопаснее, комфортнее.

Время принять решение

Принятие осознанного решения кем быть и каких целей добиваться требует сбора определенного объема информации. Как заметил Штайнер, если первые годы жизни не сопровождаются неоправданным давлением со стороны родителей и окружения, такое решение принимается в отрочестве. Такое случается крайне редко, чаще неокрепшее детское Я принимает решение под внешним давлением значительно раньше.

Сценарное решение принимается необдуманно, под давлением запретов, провокаций и предписаний родителей и ближайшего окружения. Происходит это часто до того, как формируется способность анализировать факты и события и делать соответствующие выводы.

Принятие сценарного решения на раннем этапе жизни всегда сопровождается некоторым облегчением и позволяет почувствовать сиюминутную удовлетворенность жизнью. Лишь спустя годы человек начинает тяготиться своей ролью и сценарием, что зачастую становится поводом для обращения к психотерапевту к 30-40 годам ...

«Мать отрицала во мне любое проявление мужественности» – вспоминает один из пациентов на приеме. «... Она была очень недовольна, когда я дружил с неотесанными соседскими мальчишками и подражал их поведению. Отец чаще шел у нее на поводу и тоже не поощрял моих мальчишеских импульсов, желаний поучаствовать в игре в футбол или хоккей, проявить любую физическую активность». Желание быть таким же как все наталкивалось и разбивалось о стену неприятия и осуждения, сопровождающихся постоянным давлением на психику ребенка. Малыш искренне пытался сопротивляться, но результат неравной борьбы был предсказуем. Он принимает самое ответственное решение: «Я всегда буду хорошим маленьким мальчиком для своей лучшей мамы». Именно таким идеальным человеком – с накрахмаленным воротничком, гладко выбритым, подчеркнуто вежливым, аккуратным и уважительным он обратился за помощью к психотерапевту.

Сценарное решение, принятое в детстве отразилось на сексуальной жизни, которую молодой человек вел главным образом «в одиночестве», подсознательно следуя маминым идеалам скромного и тихого мальчика. Это решение ограничило и его рост как профессионала, удерживая на ступеньке безупречного клерка – исполнителя третьего эшелона. Уступка всем и во всем, замешанная на скрытом чувстве неудовлетворенности стала обязательной составляющей его банального жизненного сценария.

Качество сценарного решения

Качество принимаемого сценарного решения определяется интеллектуальным уровнем Маленького Профессора – одного из состояний нашего внутреннего Ребенка, введенного Эриком Берном. Оно соответствует эго-состоянию Взрослый в Ребенке, прекрасно чувствует и интерпретирует оттенки межчеловеческих отношений, помогая понимать скрытый смысл посланий из внешнего мира.

И, тем не менее, в вопросах, связанных с психологией общения, Маленькому Профессору доступен лишь к ограниченный объем информации. Он напоминает смекалистого крестьянина, прекрасно знающего, как извлечь выгоду, ведя дела в своей деревне или в округе, но теряется, попадая в большой многолюдный город. Он оказывается немощен в незнакомых ему ситуациях, требующих для анализа и принятия решений большего количества данных. Соответственно, чем раньше принимается сценарное решение, более ограничен и несовершенен оказывается аппарат, позволяющий Маленькому Профессору его принять. Тем больше проблем в будущем оно принесет человеку.

Иногда причиной, вынуждающей маленького человека принять фатальное сценарное решение становится травматическое событие, сопровождающееся травматическим неврозом. В этом случае довлеющий фактор максимально сконцентрирован во времени и проявляет себя внезапно и остро. В такой момент ребенок воспринимает ситуацию как угрозу для жизни. Его психика оказывается способной воспринять, но не переварить негативное событие, которое впечаталось в подсознание на долгие годы, а возможно на всю жизнь.

Чаще всего сценарное решение формируется как реакция на единичные, постоянно повторяемые однородные родительские послания. Так, к примеру, выглядит ситуация, когда годовалый ребенок постоянно тянется к матери, а она от него отворачивается. Если это повторяется многократно, то малыш принимает невербальное решение: «Люди хотят, чтобы меня не было» или «Я никому не буду доверять».

Накопление сценарных посланий, формирующих сценарное решение Эрик Берн сравнил со складыванием монет в столбик. Каждая монета – одно сценарное послание. Столбик может складываться аккуратно, а может неровно – со сдвигом относительно центра тяжести. В последнем случае чем дальше очередная монета от центра тяжести – тем больше вероятность того, что столбик рухнет. Каждая криво поставленная монета приближает всю конструкцию к падению. При этом завалиться столбик может и от одной неловко положенной монеты – сильного сценарного послания, вызвавшего у ребенка травматический эффект.

Раннее сценарное решение может стать поводом и для создания «хорошего» сценария, содержащего действия, одобряемые социумом. Распространенные примеры – сценарий героя, политика, мученика, священника, бизнесмена или инженера. Разумеется «хорошего» с точки зрения рода и социума, и совсем необязательно хорошего – для отдельного человека, желающего любить, творить, развиваться и принимать самостоятельные решения.

Живи и радуйся Жизни!

Только решение, принимаемое на основании достаточного объема информации при полном отсутствии авторитарного давления со стороны окружения и самостоятельно позволит обеспечить личности жизнь, свободную от жестких оков сценария. Это тот редчайший случай, когда в первые годы жизни ребенок получает родительское благословение на счастье: «Просто Живи, Люби и радуйся Жизни». Он исполняет его легко, свободно и с удовольствием. Встречающиеся проблемы и немногочисленные поражения становятся для него возможностью стать лучше, совершеннее, благополучнее. Он тот редкий счастливчик, Принц, который проживет свою жизнь, зная что Он – в порядке, Все – в порядке и Мир – в порядке.

Источники:

Клод Штайнер. Сценарии жизни людей. Школа Эрика Берна

Поделитесь

https://goal-life.com/page/psyhologiya/scenario/scenarnoe-reshenie, 3319393370

Ещё почитать: